Category: технологии

Category was added automatically. Read all entries about "технологии".

keep calm 3

Как безмерно оно (окончание)

Начало
Продолжение

Ну вот, уже и "Вторжение" в прокат подоспело, а я всё ещё не разделалась с кратким содержанием предыдущих серий.
Надо исправляться. В новый год - с чистой совестью!

Так вот, сцена пятая.
Пользуясь похищенным у папы-военного электронным пропуском, Джульетта и Ромео проникают в сверсекретную военную лабораторию и на глазах у офигевших лаборантов изымают гравицапу.
Все ошумлены

Collapse )
keep calm 1

О сыр, ты - мир

– Как понравилось оно тебе? – спросил Грэй Летику.
– Капитан! – сказал, подыскивая слова, матрос. – Не знаю, понравился ли ему я, но впечатления мои нужно обдумать. Улей и сад!
– Что?!
– Я хочу сказать, что в мой рот впихнули улей и сад (с)


Ездила в Варгаши наконец-то брать интервью у фермера Екатерины Милюзиной.

Открыла для себя суровый швейцарский сыр белпер кнолле с чесноком и гималайской солью, в посыпке из чёрного перца.
Суровые швейцарцы закусывают им коньяк и виски.

Collapse )
keep calm 3

Пленники вентилятора

Машинный перевод не перестаёт доставлять.
Полезла в Сеть уточнить цитату из Jesus Christ SuperStar - одну фразочку из песни царя Ирода.
Вот здесь:

I am waiting
Yes I'm a captive fan
I'm dying to be shown
That you are not just any man

Зачем, ну зачем я посмотрела в колонку с переводом??

Collapse )
keep calm 2

Возвращаясь к напечатанному

На всякий случай ещё раз уточняю: санкции - это, конечно, не айс, как минимум, в краткосрочной перспективе; а до долгосрочной ещё дожить надо. И радоваться тут особо нечему (впрочем, ужасаться, имхо - тоже). Но вот зря всё-таки никто не обратил тогда, в мае, внимания на этот рассказ Пола Андерсона. Почитайте, рассказик не такой уж длинный и весьма, я бы сказала, показательный)

...Через минуту он заговорил снова, голос его дрожал от бешенства.
— Я послал тебя, моего личного представителя, чтобы ты получил столь великодушно жертвуемую помощь. Я верил тебе, я был уверен, что ты отдаешь себе отчет в бедственности нашего положения… Тьфу!.. — он с отвращением сплюнул. — А ты все время вел себя нагло, бесцеремонно, грубо. В глазах всех соляриан ты оказался воплощением тех черт, которые они в нас ненавидят. Ничего странного, что нам отказали. Счастье, что не объявили войны!
— Еще не поздно, — сказал Тордин. — Мы можем послать другого…
— Нет, — Валтам вздернул голову с гордостью и высокомерием, свойственным расе, для которой в делах честь была важнее жизни. — Скорроган был нашим полномочным послом. Унижаться перед все Галактикой, оправдываясь невоспитанностью посла, мы не будем. Нам придется обойтись без соляриан.
Снег пошел гуще, облака закрыли почти все небо. В одном только месте блестело несколько звезд. Мороз становился лютым.
— Такова цена чести! — печально сказал Валтам. — Сконтар голодает, и солярианские продукты могли бы вернуть нас к жизни. Мы ходим в лохмотьях — соляриане прислали бы одежду. Наши заводы или уничтожены, или устарели. Наша молодежь вырастает совершенно незнакомой с галактической цивилизацией и технологией — соляриане прислали бы нам оборудование и инструкторов, помогли бы в освоении. Они бы прислали нам учителей, перед нами распахнулся бы путь к величию… Но теперь поздно, — он уперся в Скоррогана взглядом, полным удивления, печали, растерянности. — Зачем ты это сделал? Зачем? (с)

Сава

Рука помощи

Вдруг вспомнился один рассказ Пола Андерсона, очень забавно звучащий в контексте последних политических событий))

...Снова прозвучал гонг. Чистым, нечеловеческим голосом робот оповестил:
— Его Превосходительство Скорроган, сын Валтама, князь Краакааума, Чрезвычайный и Полномочный Посол Сконтарской Империи в Объединенных Солнечных Республиках.
Все снова поднялись, но на сей раз не слишком поспешно. Дальтон заметил на многих лицах выражение неудовольствия, которое при появлении сконтарианина сменилось деланным безразличием.
Сконтариане не пользовались среди жителей Солнечной Системы особой популярностью. Скорее, к ним питали откровенную неприязнь, и отчасти, в том была их собственная вина.
Общественное мнение считало, что войну с Кундалоа развязал Сконтар. Было это, однако, не совсем верно. Дело в том, что солнца Сканг и Аваики, расположенные друг от друга в половине светового года и образующие двойную систему, имели третьего спутника, названного людьми Алланом в честь руководителя первой экспедиции. Планеты Аллана заселены не были.
Когда земная технология достигла Сконтара и Кундалоа, немедленным результатом стало появление — в пределах обеих планетных систем — конкурирующих государств, обративших вожделеющие взгляды на девственные зеленые планеты Аллана. Оба государства образовали там колонии, затем последовали столкновения, а потом — отвратительная пятилетняя война, которая, после полного истощения обеих сторон, завершилась заключенным при посредничестве Земли миром. Условия договора между Сконтаром и Кундалоа были достаточно почетными, и поэтому стороны были вынуждены сохранять мир, особенно после того, как обратились к солярианам с просьбой помочь в восстановлении разрушенного.
Людям нравились кундалоанцы, но одновременно они не любили сконтариан и поэтому всю вину приписывали им. Даже перед войной Сконтар не пользовался симпатиями. В вину ему ставились изоляционизм жителей, их настойчивая приверженность устаревшим традициям, твердый акцент речи, раздражающий образ жизни и даже их внешний облик. (с)

Читать полностью
Летучий Нидерландец

О манипулировании сознанием

Уничтожить логику - было одной из основных задач новой господствующей системы. Задача эта преследовалась разными, однако взаимодополняющими средствами: одни из них включали в себя те технологии, которые спектакль уже апробировал и популяризовал; другие связаны скорее с массовой психологией подчинения.   

Как это происходит на уровне технологии? Образы, отбираемые и фабрикуемые каким-то посторонним лицом, становятся единственной связью человека с миром, которая раньше осуществлялась через непосредственное освоение этого мира. Однако, безусловно, нельзя забывать, что образы способны стерпеть любые издевательства над собой, поскольку все вещи можно сопоставить в рамках одного и того же образа и не нарваться при этом на противоречие. Поток образов сметает всё на своём пути, не оставляя зрителю времени на раздумья и рефлексию, заставляет его прогибаться под этим непрерывным и немилосердным ураганом.
...
Помимо обычных тайн, дискурс спектакля, очевидно, старается заглушить всё то, что причиняет ему беспокойство. Он пытается скрыть всё, что следует из его контекста, своё прошлое, свои намерения и рассуждения. Поэтому он совершенно алогичен. Так как никто не смеет ему перечить, он сам начинает перечить себе, для того чтобы подкорректировать собственное прошлое. Иллюстрацией может служить самонадеянное стремление его слуг, постоянно вводящих в обиход новое и, может быть, даже ещё более бесчестное толкование каких-то фактов, с целью раз и навсегда избавить общественность от невежества и ложных интерпретацией. Хотя сами они ещё вчера с привычной своей убеждённостью и упорностью пропагандировали и распространяли то, что сегодня уже называют ересью. (с)

Ги Дебор "Общество спектакля" (1967)