Category: космос

Category was added automatically. Read all entries about "космос".

корабельный кот

Время титанов

Я вчера наконец-то увидела "Время первых".
Я хочу об этом поговорить.

Понимаете, я ведь, собственно, с юности, с детства ещё, пришедшегося на семидесятые, что-то такое помню - Алексей Леонов, первый выход человека в космос and so on.
Я тогда (в детстве) марки коллекционировала, и вот у меня отдельный раздел был - советские космонавты.

Но я, сцуко, как себе это представляла - вот семидесятые годы, большая станция "Мир" (хотя сейчас я с ужасом подозреваю, что и размеры орбитальной станции я, похоже, сильно преувеличивала в своём воображении). Алексей Леонов заходит... пардон, вплывает в светлый и просторный шлюз, открывает люк с другой стороны, и вуаля - человек в открытом космосе, в ЦУПе разливают шампанское.

И вот когда я увидела на фоне огромной голубой планеты крохотный "Восход-2" - чуть больше принайтованной к нему раскладной шлюзовой камеры, в которой с  трудом помещается один человек - граждане, у меня внутри что-то перевернулась. Я чуть не разрыдалась, правда.

Collapse )
Сава

Терапевтическое

Мой первый полёт за воздушном шаре проходил на высоте двадцать метров и длился всего пять минут.

Мой второй полёт был куда круче.

Так что, не будь в моей жизни этого смешного и немного нелепого первого пятиминутного приключения, я могла бы гордо рассказывать всем, что получила графский титул за полёт на аэростате специальной формы "Восток" в год пятидесятилетнего юбилея первого полёта человека в космос, и что по удивительному стечению обстоятельств в воздухе мы тогда находились 108 минут - ровно столько же, сколько длился полёт Гагарина.

А так я честно рассказываю и про двадцать метров, и про пять минут, и совершенно искренне добавляю: это чтобы не зазнавалась.

И когда я по жизни откалываю очередную феерическую глупость или - по собственной ли вине, в силу ли обстоятельств - в очередной раз оказываюсь в дурацком положении, я говорю себе: ничего-ничего, это чтобы не зазнавалась.

Потому что зазнаться иногда действительно очень хочется.
Но у меня всегда под рукой антидот. 
Сава

Не удержалась

Оригинал взят у sosna в Старый стишок...

И ангелы набрали в рот воды,
И Бог под водами молчит, как на допросе,
И гонит волны, и торопит осень,
И оставляет за собой следы.

И вместо завтра настаёт вчера,
И меньше знаешь - крепче спишь ночами,
И чья-то лодка держит путь к причалу,
И в днище лодки чёрная дыра...
keep calm 3

Ну и кому теперь верить?..

Летучий Нидерландец

Смерть — это форма расплаты с космосом за чудесную роскошь побыть живым (с)

Позаимствовано: Правила жизни Рэя Брэдбери

Что такое Вселенная? Это большой театр. А театру нужна публика. Мы — публика. Жизнь на Земле создана затем, чтобы свидетельствовать и наслаждаться спектаклем. Вот зачем мы здесь. А если вам не нравится пьеса — выметайтесь к черту!

Если бы человек день и ночь думал о смерти, он стал бы Вуди Алленом.

В ближайшие годы мы вернемся на Луну. Мы полетим на Марс и обоснуемся там на ближайшие пару сотен лет. А потом, надо думать, полетим на Альфу Центавра.

У меня ушло десять лет на то, чтобы написать первый сносный рассказ.

Когда мы с Мэгги поженились 60 лет назад, у нас не было денег. На нашем банковском счету было 8 долларов. Первые два года у нас даже не было телефона. Мы снимали крошечную квартирку в Венисе, по соседству с бензозаправкой. Там на стене и висел мой первый телефон. Я выбегал к нему, брал трубку, а люди думали, что звонят мне домой. Не было даже телефона, что уж говорить о машине. Но знаете, что у нас было? Любовь.

Мы все — машины времени. Вот почему всю свою жизнь я нахожусь под очарованием стариков. Потому что я знаю: вот сейчас нажму его потайную кнопку и окажусь в 1900 году. Или на Гражданской войне... А в детстве я встречал ветеранов Гражданской войны!

Все девушки, с которыми я встречался в молодости, были библиотекарями.

В хорошем браке люди всегда учат друг друга. Вы учите друг друга науке жизни. Ежедневно соприкасаясь, лежа на одной подушке, вы влияете друг на друга помимо воли.

Нельзя писать умом — надо быть в письме, проживать жизнь над машинкой.

Не пытайтесь уследить за всеми фильмами с их взрывами и прочей банальностью. Следить надо за великими режиссерами. Вот недавно я пересмотрел «Лоуренса Аравийского» Дэвида Лина. Я душу бы заложил, чтобы только написать сценарий для этого режиссера.

Хороший кинорежиссер должен быть писателем. Он должен быть полон деталями.

Нельзя жить как ребенок, который ждет не дождется Рождества с подарками под елкой. Всю свою жизнь я просыпаюсь и говорю себе: «Я жду не дождусь именно этого дня».

Россия станет сверхмощной державой только благодаря тому, что люди научатся любить самих себя. В этом убеждает меня русская литература, русские фильмы.

Нужно постоянно быть в состоянии влюбленности во что-нибудь. В моем случае — в книги, в писательство.

Если чего-нибудь не любишь — не делай этого. И наоборот, если любишь, осилишь что угодно.

Я хожу на приемы в Голливуде, вижусь со знаменитыми режиссерами и продюсерами. И по возвращении спрашиваю у своего желудка: «Ну как?». И бывает, желудок отвечает: «Э-э-э-э». И если так, я больше туда ни ногой. Мой желудок знает, смотрю ли я в лицо лжеца или вора, а то и просто глупого человека.

Я не думаю о смерти, потому что я-то буду здесь всегда. Этот ящик с моими фильмами и полки с моими книгами убеждают, что сотня-другая лет у меня в запасе есть.

Смерть — это форма расплаты с космосом за чудесную роскошь побыть живым.

Про себя я знаю: я делал хорошую работу каждый день моей жизни, восемьдесят лет. Это чертовски здорово, правда?
(с)