Хроники Летучего Нидерландца (egle_45) wrote,
Хроники Летучего Нидерландца
egle_45

«Морской волк» или «Миф о пещере» наоборот

Не удержалась - очень интересная версия. И лично мне "идейно и классово" близкая.
Жаль, не могу судить, насколько соответствует обсуждаемому источнику - "Морского волка", стыдно сказать, до сих пор не читала(


Оригинал взят у antonrai в «Морской волк» или «Миф о пещере» наоборот
Не представляет ли роман Джека Лондона «Морской волк» своего рода «Миф о пещере» наоборот? В чем смысл «Мифа о пещере»: в восхождении от иллюзорности предметного мира к подлинному бытию мира идей или, словами самого Платона - «подъем души в область умопостигаемого». А что и происходит на страницах «Морского волка» как ни «нисхождение» от иллюзорности идейного мира к реальности мира предметного. Хэмфри Ван-Вейден – книжный человек, интеллектуал; реальность, в которой он живет – реальность слов и тех идей, которые можно выразить при помощи слов. И вот он оказывается на корабле, реальнее которого трудно себе и представить, и начинается его путешествие к реальности предметного мира. Это путешествие, надо сказать, ничуть не менее болезненно, чем описываемое Платоном Восхождение от тьмы к свету умопостижения.Там, как мы помним, человек не может сразу привыкнуть к свету, у него болят глаза («Когда с кого-нибудь из них снимут оковы, заставят его вдруг встать, повернуть шею, пройтись, взглянуть вверх – в сторону света, ему будет мучительно выполнять все это, он не в силах будет смотреть при ярком сиянии на те вещи, тень от которых он видел раньше»), плюс он отказывается верить своим глазам, увидев, что до сих пор тешил себя иллюзиями. У Хэмфри Ван-Вейдена глаза не болят – у него болит коленная чашечка (он стал жертвой налетевшей на шхуну волны). Потом у него начинают болеть и другие части тела – например, он получает увесистый пинок от капитана. А потом начинаются его знаменитые дискуссии с капитаном – Волком Ларсеном – его путеводителе, низводящим его в предполагаемый ад Реальности («Да и сейчас, когда я оглядываюсь на прошлое, все, что приключилось тогда со мной, представляется мне совершенно невероятным. Таким будет это представляться мне и впредь – чем-то чудовищным и непостижимым, каким-то ужасным кошмаром»). И о чем толкует Волк: все об одном – о том, что до сих пор Хэмфри жил иллюзиями, что он собственно и не жил, и что он является заложником собственных химер, узником ложных представлений. Разве не о том же самом, только наоборот, говорит Платон? И жизнь, человеческая жизнь, ценность которой не вызывает у Ван-Вейдена ни малейшего сомнения, так как он относится к ней «высоко», для Ларсена ничего не стоит, просто потому что:

«– Видите ли, жизнь не имеет никакой цены, кроме той, какую она сама себе придает. И, конечно, она себя переоценивает, так как неизбежно пристрастна к себе. Возьмите хоть этого матроса, которого я сегодня держал на мачте. Он цеплялся за жизнь так, будто это невесть какое сокровище, драгоценнее всяких бриллиантов или рубинов. Имеет ли она для вас такую ценность? Нет. Для меня? Нисколько. Для него самого? Несомненно. Но я не согласен с его оценкой, он чрезмерно переоценивает себя. Бесчисленные новые жизни ждут своего рождения».

А чуть ранее Волк Ларсен задает очень важный вопрос:

«Видели вы когда-нибудь, как лондонские грузчики дерутся, словно дикие звери, из-за возможности получить работу?»

Но Хэмфри не мог этого видеть, даже если он случайно и видел это. Даже если и видел, то не увидел, потому что этой сцены не видно на солнце, освещающем мир идей или видно чрезвычайно неотчетливо и в каком-то не том свете. Но ему предстоит увидеть и более жуткие сцены, потому как борьба за жизнь идет на корабле полным ходом. Ну, не думаю, что есть смысл описывать все перипетии переживаемого Хэмфри травмирующего опыта – существенно то, что он постепенно начинает видеть то, что не видел раньше, и мир реальный, «вещественный» обретает плоть и «тени предметов», обращаются, как им и положено – в предметы. Пиком же этого процесса «овеществления» следует считать следующую ситуацию (когда Хэмфри с помощью Мод хочет привести в порядок потерпевшее крушение судно):

« – Что вы собираетесь делать? – спросила она.
– Обрубать снасти! – ответил я, указывая на перепутавшиеся снасти, висевшие за бортом.
Мне самому понравились эти слова – такие звучные и решительные. «Обрубать снасти!» Ну кто бы мог еще полгода назад услышать такую подлинно матросскую фразу из уст Хэмфри Ван-Вейдена!...
«В зубы нож – и марсовые лезут снасти обрубать», – процитировала Мод, и до конца дня мы весело трудились».

Это – ключевой момент, и ключевым он является по одной простой причине – нигде более наглядно не представлена разница между предметной и словесной реальностью: разница между тем, чтобы цитировать что-то о снастях, и чтобы реально их обрубать. Здесь – не простое различие, здесь символ - символ «вещественности» или «Символ корабля» :) Здесь сошлись целые миры, - сошлись для того, чтобы стал очевиден контраст. Далее припомним, что в самом начале плавания Волк Ларсен обещал сделать из Хэмфри человека:

« - Я сделаю вас человеком. Вы со временем научитесь стоять на своих ногах и, быть может, даже ковылять немного».

И Волк сдержал свое слово и сделал из Хэмфри человека в предметном смысле этого слова, то есть животное, обладающее разумом, а не разум, изредка и с удивлением припоминающий, что он заключен в телесную оболочку. Ну что тут скажешь: всякому идеалисту бывает полезна материалистическая встряска. Ван-Вейден изрядно перегрелся, глядя на солнце, а бывает полезно посмотреть и вокруг себя. И в конечном счете адом оказывается вовсе не материальная реальность, а только корабль Ларсена. Что же, всякому, кто забыл о реальном мире, чтобы возвратиться к нему, приходится немного поплавать на подобном корабле. У Платона написано - «А удивительно разве, по-твоему, если кто-нибудь, перейдя от божественных созерцаний к человеческому убожеству, выглядит неважно и кажется крайне смешным?». Но Хэмфри, только вернувшись к «человеческому убожеству», находит в себе и окружающем многие потаенные сокровища.
Tags: вот не удержалась, кружок прикладной философии
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments