Хроники Летучего Нидерландца (egle_45) wrote,
Хроники Летучего Нидерландца
egle_45

Category:

Моя любимая тема: толерантность)

Оригинал взят у olivia_burton в Либерализм страшнее тоталитаризма
Originally posted by byzantine_way at Либерализм страшнее тоталитаризма

...
Сегодня в Европе в толерантность вкладывают другое содержание: признание автономии свободы другого человека в его праве мыслить и жить духовно подменяют возвеличиванием, абсолютизацией свободы любой индивидуальности вообще. Отрицается сама возможность существования объективных материальных и моральных законов, то есть таких, которые не зависят от воли индивида.

Это означает, что любые взгляды или духовные установки человека считаются априори правильными, какими бы они ни были по сути. Критиковать другие точки зрения считается нетолерантным, поскольку это может обидеть индивида, поставив под сомнение самозаконность его субъективных взглядов.

Следствием является изменение вектора толерантности: если раньше она предусматривала беспрепятственную возможность индивида демонстрировать свою индивидуальность, то есть вектор был «от человека — к окружающему миру», и центром тяготения был окружающий мир, способный принимать все разнообразие человека, то сегодня толерантность имеет противоположный вектор: окружающий мир не должен противоречить индивидуальности человека, поскольку это может «задеть его чувства». И в этом случае центром тяготения уже стал человек, не позволяющий миру проявлять относительно него иные точки зрения, отличающиеся от его собственной.

Например, в Великобритании запретили носить нательные крестики на работу, чтобы не обидеть чувства мусульман. Но, понятно: если распространить это правило на всех, то произойдет взаимное перекрывание свобод индивидов, и проявлять какие-либо взгляды или этические убеждения будет запрещено, поскольку это обязательно зацепит «чьи-то чувства».

В результате мы получим общество, в котором настоящей свободы мнения и совести не будет, потому что такая свобода предполагает возможность ее реального практического выражения, а будет только свобода потребления и других проявлений материального существования без какого-либо смыслового наполнения: интеллектуального или духовного.

По сути, либерализм, доведенный до своей крайней точки, выраженный в агрессивной толерантности, отрицает свободу человека как интеллектуального и духовного существа так же, как это делает тоталитаризм. При этом в »либеральном рабстве» может быть разнообразие цветов, музыкальных аккордов, художественных спецэффектов, но никакого смысла они нести не будут.

И именно этим либеральная форма рабства страшнее тоталитарной: человек может даже не осознавать себя рабом.


...

Но толерантность идет еще дальше. «Запрет думать» стирает различие между вещами, которые объективно разные и на уровне от природы — между естественной нормой нормальности и отклонением от этой нормы, — и ставит человека в своей бессмысленной абсолютности над законами природы. То есть фактически нетолерантно становится даже озвучивать объективные законы природы, если определенный индивид своим волевым решением их отрицает.

Например, от природы люди делятся по половому признаку: на мужчину и женщину, но в действительно «толерантном» обществе запрещено будет даже озвучивать принадлежность человека к определенному полу, потому что это, на языке известной рекламы — make the difference — «делает различие». Различие, побуждающее к выделению специфических этических норм, которые должны применяться к женщинам со стороны мужчин, — иных, чем между самими мужчинами, и норм, регламентирующих специфическое обращение женщины с мужчиной, — иное, чем между самими женщинами. Поэтому такое разделение по половому признаку, с точки зрения толерантности, оказывается недопустимым, поскольку сам его факт является причиной возникновения определенных этических смыслов в виде ограничений или установок к действиям, которые, как всегда, могут «обидеть чьи-то чувства»: или женщин, потому что их будут считать слабым полом; или мужчин, потому что будут заставлять их с большей вежливостью вести себя с женщинами, чем с мужчинами.

Но отрицание различия между мужчиной и женщиной осуществляется не только на уровне различия во врожденной физической силе, но и на уровне репродуктивных функций, которыми природа наделила мужчину и женщину — как необходимый союз для продолжения рода. Это означает, что толерантность отрицает даже функциональное отличие между мужчиной и женщиной в вопросе рождения детей.

Уже сегодня в школах некоторых стран Запада учеников учат, что различия между мальчиком и девочкой нет, и поэтому мальчик может любить мальчика, а девочка — девочку, и это нормально. А если кто-то будет отрицать — это будет нетолерантно.

Хотя в действительности равенство должно быть только в правах, а не в физических возможностях человека, на которые он чистым фактом своей свободы повлиять не может. И учить детей надо тому, что у каждого человека есть чувство собственного достоинства, посягать на которое никто не имеет права. Независимо от расы, пола, национальности, сексуальной ориентации и т.п.

Но никак не пропагандировать в школе то, что отклонение от нормы, которым является, например, гомосексуализм (из-за невозможности продолжить естественным путем себя в следующих поколениях), является нормой. Потому что иначе мы, дескать, «обидим» гомосексуалистов, хотя фактически это будет просто констатация объективной реальности: гомосексуализм является отклонением от нормы, заложенной природой.

Подобная ситуация и с другими отклонениями сексуального характера, которые с точки зрения «здесь и сейчас» возможны, но с точки зрения развития нецелесообразны. А содействовать и, особенно, учить в школах надо именно тому, что целесообразно с точки зрения законов природы и законов социального сожительства как сферы, которая опирается на законы природы.

Тем временем толерантность идет еще дальше и отрицает отличия между человеком и животным, а констатацию таких отличий называет фашизмом, дискриминацией животных и, соответственно, кричащим проявлением нетолерантности. Для примера, в ЕС под влиянием движений за права животных уже введена директива, запрещающая содержать кур в »негуманных» «батарейных» клетках, вызывающих у них «депрессию». Вместо этого куры-несушки должны содержаться только в модернизованных клетках, где для каждой курицы предусмотрена площадь 750 вместо бывших 550 см2. Результатом такой директивы стал дефицит в ЕС куриных яиц.

Вместе с тем активисты движений за права животных нападают на фермерские угодья, нанося им серьезные убытки, и таким способом отстаивают равные права людей и животных на толерантное отношение к последним. И причина опять же в ограничении на высказывание мнения, которое может «сделать различие» (то есть быть нетолерантным) — уже не между людьми как таковыми, а между человеком и животным миром, — дескать, человек является высшим существом, которое стоит на высшей ступени бытия по сравнению с животным, а следовательно, животный мир объективно может быть средством для человека, как средством для животного мира является, например, растительный мир.

Требование с позиции толерантности не допустить подобных высказываний фактически ставит человека на один уровень с животным. И, ввиду того, что животному подняться до уровня человека невозможно объективно, остается одно — человеку опуститься до уровня скота: то есть ограничиться потреблением пищи, размножением и возможностью справлять естественные потребности.

Я не удивлюсь, если через 20 лет на этой волне уравнивания животного с человеком в правах будут официально разрешены браки между человеком и животным, как сейчас разрешены однополые браки. И этот факт будет объявлен торжеством свободы и прогрессивности общества.

Подытоживая, скажем, что последовательное введение толерантности, доминирующей сейчас на Западе, может сформировать общество, которое не будет различать идей по их истинности или ошибочности, которое вообще самоустранится от мира идей и морали как сферы априори нетолерантной, могущей задеть чьи-то чувства самой попыткой «сделать различие» между окружающими явлениями по критерию их истинности. Это откроет путь к полной свободе в сфере материальной, которая уже не будет скована моральными или даже физическими ограничениями, что превратит свободу во вседозволенность — есть, размножаться и проявлять другие животные инстинкты любым способом. Свобода же духа и мысли — та свобода, которая действительно утверждает человеческое существо как Человека, будет признана вне закона как нетолерантная, то есть безжалостная к праву человека на ошибку. А поэтому само право человека на ошибку будет реализовано в таком обществе в полной мере.
...

("Зеркало Недели", Украина)
Роман Скляров

Tags: вот не удержалась, либеральные ценности
Subscribe

  • Пятый всадник

    Постепенно делаю запасы. Медленно, чтобы не создавать паники (с) Позавчера купила упаковку спичек и тубу зубной пасты, вчера - пачку сливочного…

  • Один человек

    Один человек так любил своё, родное, исконно русское и славянское, что из патриотизма носил только домотканую одежду, научился плести лапти, а каждое…

  • А я знаю, что надо делать

    Просто надо запретить всех реконструкторов, толкинистов, бонопартистов, историков, доцентов и аспиранток. А, ну и пертербуржцев до кучи, а то хрен…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments