July 11th, 2012

keep calm 3

О девочках и тётках

ВКонтакт порадовал цитатой из Макса Фрая - и я в очередной раз поняла, за что я не люблю Свету Мартынчик)

О "девочках" и "тетках": возраст не при чем, из "Книги одиночеств" Макса Фрая.
Девочки, впрочем, все хорошие — в отличие от теток.
Тетка, ясное дело, не возрастная категория. Тетки бывают и в двенадцать лет.
В двенадцать может быть даже чаще, чем, скажем, в семнадцать, потому что к семнадцати многие влюбляются и снова впадают в младенческое состояние. Но это отдельно как-то нужно исследовать.
В четвертом классе меня посадили за одну парту с девочкой Олей. Худшей тетки не было, наверное, в моей жизни. В то же время, классная руководительница Сабина Алексеевна, несмотря на свои пятьдесят с лишним, была вполне себе девочка. Вредная такая, сплетница и тиранка, зато совершенно не тетка. За то и была любима всеми поголовно. Ей почти все прощали, даже мы, дети. Потому что учительницу He-Тетку еще поискать.
Тетки они ведь чем от прочих девочек отличаются?.. Ну да, самое трудное — это объяснять словами очевидные вещи. Которые нутром чуются, с первого взгляда. Как, скажем, запах. Ну, можно сказать, что тетки твердо знают, что такое хорошо, и что такое плохо. Они знают как надо. И как не надо, они тоже знают. Сомнение тетке неведомо.
Причем для того, чтобы предугадать теткину систему ценностей, нужно учить не психологию, а биологию. Или зоологию даже. Тетка — она ведь всегда на страже интересов биологического вида.
И, да, тетка несет жемчужину своего знания миру. Обычно очень активно несет. Так что уши закладывает. И, конечно, тошнит. По крайней мере, выродков, вроде меня.
Но все это, кажется, не самое главное про тетку.
Самое главное, наверное, вот в чем: пока я вижу перед собой тетку, я не могу верить в бессмертие души. Какое уж тут бессмертие.
Я, собственно, почему все это пишу. Я очень люблю девочек (и, в частности, шестидесятилетнюю девочку Доротею). Лучше их нет на земле существ. И мне почти всегда за них страшно. Есть какая-то таинственная лужа, попив из которой, девочка становится теткой. Процесс не то чтобы необратимый, но шансов не очень много.
Будьте бдительны, да.
(с)

Так вот, забросайте меня камнями - но я не поклонница шестидесятилетних девочек.
Шестидесятилетняя (равно как и сорокалетняя, и тридцатилетняя) девочка ничем не лучше шестидесятилетней (сорокалетней, тридцатилетней) тётки. Одно другого стоит. Мне, по крайней мере, равно не симпатичен ни один из этих типажей.

И я по-прежнему настаиваю, что помимо юношеской свежести и непосредственности годам к тридцати-сорока у человека, независимо от гендерной принадлежности, должен уже быть за душой некий багаж, некий жизненный опыт, понимаемый как сумма пережитого и передуманного, как итог определённого самостоятельно прожитого отрезка жизни, когда вчерашним девочкам и мальчикам приходится учиться, хотят они того или нет, принимать на себя ответственность за свою жизнь и  за жизнь тех, кто от них зависит.

Я достаточно насмотрелась тридцати-сорокалетних мальчиков и девочек. Это печальное зрелище, поверьте.
Летучий Нидерландец

Kapiert

Я поняла, что общего между этими, на поверхностных взгляд, антагонистическим персонажами.
На поверхностный взгляд - потому что антагонизм здесь не более, чем фикция, обман зрения, наведённая галлюцинация.

В действительности же между девочкой и тёткой гораздо больше сходства, чем различий. 

Суть в том, что и девочка, и тётка - персонажи СТАТИЧНЫЕ, не предполагающие развития, которое одно только и есть жизнь.

Какая разница, в чём закостенеть - в твердолобой уверенности в правоте раз и навсегда принятых догм и правил, или в прелестной девочковой наивности и игривости, если жизнь в это время проходит где-то сииильно в стороне?