December 25th, 2011

Летучий Нидерландец

Здесь предполагалось много букаф

Но потом я в очередной раз поняла, что всё, что могу сказать о корпоративах, я уже сказала n лет назад здесь:
http://www.vse-prazdniki-kalendar.info/novij-god-korporativnie-vecherinki.html

Тут у Донны недавно был хороший пост - о том, что степень любви, нравится нам это или нет, измеряется количеством времени и денег, потраченных на объект этой самой любви.

Так вот, то, что ради своей родной редакции я готова тратить время и деньги на ЭТО - дорогого стоит, я щетаю.

Потому что так-то - лучше бы я умер вчера (с) лучше бы уж я пошла на какой-нибудь митинг.
Летучий Нидерландец

Невесёлое Рождество

По случаю Рождества решила сегодня сбегать в "Крендель-бар", купить детям штолленов и булочек с марципаном.

"Крендель-бар" я открыла для себя с месяц назад, хотя вывеску видела ещё раньше. Эх, если бы я сразу знала, какое это чудесное место, и не потеряла зря столько времени...
Там водились штоллены, и слойки с яблоками и корицей, и плетёнки с черникой vs чёрной смородиной, и булочки с марципаном - полная мечта идиота вроде меня.

Штоллен я только один раз и купила - на пробу, они дороговастенькие достаточно, да вроде и неловко как-то раньше времени, думала - вот придёт Рождество, оторвёмся...

А сегодня не было ни штолленов, ни булочек с марципаном. И уже не будет, сказали продавцы.
Потому что тридцатого заведение закрывается. Слишком это дорогое удовольствие - выпечка с марципаном - с точки зрения бабулек и замотанных работой тёток, привыкших к дешёвым булочкам из "Кулинарии" на углу.

И это абсолютно типичная ситуация. В местном климате не приживается ничего, что хоть немного поднимается над уровнем дешёвого ширпотреба.
Здесь моментально накрывается медным тазом всё сколько-нибудь интересное и самобытное.

Зато пышно разрастаются, как плесень, сети магазинов якобы таможенного конфиската с красноречивыми названиями "Грош", "Копейка", "Рублик", а пышнотелые тётки предпенсионного возраста в цветастом трикотаже весело прыгают в дешёвых кафешках под Юру Шатунова и Вадима Козаченко.

ПрОклятое место. ПрОклятый город.