May 21st, 2011

Летучий Нидерландец

Не возвращайся за забытой собой... (с)

Дом, где я вписываюсь на этот раз - в соседнем переулке от широко известной в узких кругах вписки на Московской, где я неоднократно и с огромным удовольствием останавливалась в конце девяностых. В буквальном смысле в двух шагах.

Поэтому, когда около семи часов вечера организм категорически заявил, что больше сна в него уже просто не влезет (на улице между тем обнаружилось нечто вполне сносное и даже солнечное), и я, захватив фотоаппарат, отправилась бродить по окрестным дворам и переулкам - ничего удивительного, что ноги сами принесли меня на Московскую.

Там... Ну что я скажу - там было очень хорошо. И всё вселяло там надежды В этом доме, действительно,  какой-то очень умиротворяющий дворик, зелёный и уютный. Ну и что-то там ещё такое есть - это трудно передать словами, это надо туда приехать и прочувствовать на себе.

Сначала я зашла не в тот подъезд (там как раз была приоткрыта дверь), поняла, что промахнулась, и вспомнила, что практически в каждый свой приезд на Московскую из раза в раз повторяла эту ошибку. Потом я, вроде бы, вычислила правильный подъезд, но в него никто не заходил. Ну и не выходил тоже. Я попробовала наудачу дозвониться до Юльки Зубаревой, хоть и знала, что сама она тут, вроде бы, уже не живёт, но чем чёрт не шутит - мы созванивались последний раз так давно, она могла вернуться.. Телефон - о чудо! - оказался действующим, но трубку так никто и не взял.

Я бродила по двору, смотрела на играющих детей и примеривалась, как бы сфотографировать старые-престарые, давно уже нерабочие фонари, будоражившие моё воображение ещё тогда, когда я приезжала на "Апокриф" и "Завоевание рая". Что-то в них есть от того фонаря, который освещал лесную поляну на границе Нарнии... Высоко в небе метались стрижи - почему-то совершенно беззвучно. Зато здесь, внизу, маленькая, но очень гордая громкая птичка, которую мне так и не удалось рассмотреть и опознать, раз за разом выкрикивала, перескакивая в верхушках деревьев: "Тив-тив! Тиви-тивирп!"

Потом я сделала попытку уйти и забрела в соседний двор, где обнаружила живописную двухэтажную развалюху - с цветущей черемухой у стены и уютной бело-рыжей кошкой в окне. Попыталась сфотографировать кошку крупным планом, но эта пушистая зараза гордо повернулась ко мне попой и спрыгнула в комнату.

Потом я снова вернулась во двор на Московской. Сфотографировала-таки фонарь в гуще веток. И ещё один, такой же. И подъезд с витыми перильцами. Никто не входил и не выходил - наверно, потому, что я так и не смогла решить - хочу ли я войти.

Потом я замёрзла и ушла бродить по проспекту Ленина.
Летучий Нидерландец

Атчёд

Ушла с Московской с твёрдым намерением прикупить карту-схему города, но киоск Роспечати оказался уже закрыт. Тогда я просто отправилась слоняться по проспекту Ленина, потрясая воображение екатеринбуржцев необъятными клешами и беззастенчиво глазея по сторонам.

С проспекта свернула в улицу Сакко и Ванцетти (привет Дяченкам), потом по улице Попова дошла до местного Арбата - улицы Вайнера. Говорят, будто он очень похож на Арбат в Челябинске, но, на мой взгляд, челябинский будет как-то почище и поухоженнее.

Здесь до меня дозвонилась-таки Юлька - дико обрадовалась, что это я, дико огорчилась, что не может вырваться завтра из Сухого Лога из-за работы и сообщила, что этим летом делает сотоварищи игру "Злато градиште". Я подняла глаза и увидела напротив вывеску ювелирного магазина: "Золотой город". "Это знак!" - сказала Юлька.

Потом я ещё какое-то время страдала фигнёй фотографировала фонари на проспекте Ленина.

Потом замёрзла уже окончательно и рысцой припустила знакомой дорогой по улице Шейнкмана к Грамблеру.
Летучий Нидерландец

Утро

Все обитатели грамблеровской квартиры ведут преимущественно ночной образ жизни. Поэтому,  проснувшись около десяти и окончательно поднявшись в начале двенадцатого, чувствую себя до неприличия ранней пташкой. Все по сёлам спят, по деревням спят, одна Эгле не спит, по квартире бродИт...

На книжной полке откопала две книжки "взрослых" новелл Туве Янссон. Влюбилась с первого взгляда на названия - "Лодка и я", "Путешествия налегке". В обнимку с Туве Янссон отправилась на кухню. За вчерашний день я с ней уже вполне освоилась и даже почти приучила себя не дуть на зажигалку после того, как загорелся газ.

Завтрак в компании Туве Янссон - это прекрасно, имхо.

А ещё я теперь обязательно куплю посудомоечную машину. Потому что посудомоечная машина - это почти так же прекрасно, как Туве Янссон.
Летучий Нидерландец

У нас всё получилось!

Спасибо, спасибо, Господи! Я знаю, без тебя не обошлось!

И тебе, Пресвятая Дева Гваделупская - спасибо!
Я не обращалсь к тебе, но знаю - ты тоже в этом участвовала!

Свидетельствую - это было чудо!
Я там была, и я видела, как затянутое дождевыми тучами небо за какие-то минуты расчистилось к началу подъёма аэростата "Восток" - ну, и других аэростатов, разумеется, тоже.

И это был просто праздник какой-то!

И лишь после того, как последний аэростат был собран и экипажи уехали в Логиново - тучи снова сомкнулись и пошёл дождь.

Господи, я знала, что на тебя можно положиться!