February 5th, 2011

Летучий Нидерландец

(no subject)

У болезни есть по крайней мере то преимущество, что можно с полным основанием и чувством собственного достоинства сказать: "Отвалите от меня все!.."

И будет посему.
Летучий Нидерландец

И мы в надёжных руках (с)

Я очень редко болею чем-то простудным всерьёз. Не, сопли-кашель-горло - этого добра сколько угодно, каждую зиму не по разу, но чтобы с высокой температурой и всякими бронхитами-трахеитами - это обычно не ко мне. Крайний раз подобное счастье накрыло меня лет пятнадцать тому назад. Запомнилось,  потому что именно в ту зиму я,  как пай-девочка,  в первый и последний раз привилась от гриппа - а через пару месяцев загрипповала так, как никогда до и, надеюсь, никогда после.

Вот это-то отсутствие привычки к серьёзным проблемам с простудой чуть не сыграло со мной ту же шутку,  что пьяный воздух свободы с профессором Плейшнером. Ибо светлая (или чёрная?) мысль, что дело уже перешло ту грань, когда имеет смысл пить "Боржоми", посетила меня не раньше и не позже, как около двух часов дня СУББОТЫ.

В регистратуре поликлиники звонку не удивились, только вяло поинтересовались,  почему мы не дотянули с вызовом до субботнего вечера. Врач явился часа через полтора, и тут меня ждал маленький утешительный приз. Я, честно говоря, ожидала увидеть замотанную тётку средних лет или молодого коновала, а судьба подарила мне пожилого дядечку в очках и с седой интеллигентной бородкой - вылитый земский доктор начала двадцатого века, просто прелесть, что такое, Айболит и Чехов в одном флаконе.

Доктор диагностировал ОРВИ,  осложнённую трахеитом и, кажется, фаринго-ларингитом (до сих пор тихо млею от такого цветистого павлиньего хвоста,  обнаружившегося у заурядного гриппа),  но жить разрешил, только велел принимать антибиотики и назначил явку в поликлинику на конец следующей недели. "Но если, - добавил он, - будете чувствовать сильную слабость или будет держаться высокая температура - вызывайте врача на дом." И я порадовалась его оптимизму.