February 1st, 2011

Летучий Нидерландец

Нигилисты рулят

 - Мама, а ты верила в Санта Клауса, когда была такая, как я? - пытливо поинтересовалось сегодня моё шестилетнее младшее чадо.
- Нет, Слава, - ответила я ему. - Я не верила в Санта Клауса, я верила в Деда Мороза.
- А я не верю! Ни в Санта Клауса, ни в Деда Мороза! - с непередаваемой гордостью в голосе сообщил мой сын.
Летучий Нидерландец

От любви

Славка попросил распечатать ему какую-нибудь раскраску. Выбрали картинку с "тачками", вывела на принтер. Попутно дав обещание, что завтра распечатаю ещё одну (я могла бы и больше пообещать, но Славыч просил одну). Славка убегает, радостный, с листочком, но тут же возвращается и целует меня в щёку:
- Это тебе за раскраску!
Через минуту возвращается снова и снова целует:
- А это - за ту, которую ты распечатаешь завтра!
Еще через минуту:
- А это - за послезавтрашнюю!
В следующий подход:
- А это обнимание - просто так!
И завершающим аккордом:
- А это - просто ОТ ЛЮБВИ!
Летучий Нидерландец

Долой паранджу!

У нас дома - плавучий госпиталь. Первым заболел и,  собственно,  притащил в дом инфекцию Саня. Если бы он, по крайней мере, сразу рассказал, что у них в клубе все резко рванули на больничный, я бы,  наверно,  подсуетилась с профилактикой, а так - ну простуда и простуда. Страшная правда всплыла наружу,  когда в воскресенье вечером затемпературил Славка. А потом и у нас Димычем как-то нехорошо зацарапало в горле...

По традиции, круче всех отжигает Славка, но на этот раз он превзошёл самого себя. Предыдущие сутки остались в памяти как бесконечный поединок с температурой,  упорно цеплявшейся за отметку 39,5 и возвращавшейся к ней при первой возможности. Только сегодня после обеда Славка наконец-то встал, а не сполз с дивана,  заявил, что будет рисовать красками и изобразил снежный пейзаж в сиреневых тонах.

Мы с Димкой пока держимся на ногах, впрочем, не очень твёрдо. Я даже умудрилась съездить сегодня утром на интервью. Неутомимая Татьяна наша Сергеевна, которую я ещё вчера напугала "страшно заразной инфекцией", вручила мне в машине предусмотрительно прихваченную из дома маску. Я, как благоразумная девочка, надела эту маску и сразу почувствовала себя среди нормальных людей с честными, открытыми лицами каким-то просто Дартом Вейдером. Это вам не Япония, блин.

Сначала я потрясла автовладельцев на бензоколонке,  на которую Т.С. зарулила подзаправиться.  Мужик в машине,  стоявшей перед нами в очереди, так впечатлился, что попытался уехать, не вытащив заправочный шланг из бака. Впрочем, всё обошлось, и колонка не пострадала. Сергеевна долго крыла его почём зря,  а я думаю, ну не виноват мужик, по большому счёту...

Потом я произвела фурор в приёмной директора Белоярского мясокомбината. Понимая, что надо спасать ситуацию,  Т.С. торопливо принялась объяснять про оччень заразную инфекцию, а я бодренько сообщила, глядя в глаза директору: "Это ДЛЯ ВАШЕГО ЖЕ БЛАГА!"

- А я думал, она кусается, - выдавил из себя шутку охреневший директор комбината.
- Кусаюсь. Но ОЧЕНЬ редко. Надо ОЧЕНЬ постараться, чтобы довести, это мало кому удаётся,  - успокоила я его и очаровательно улыбнулась под маской. Жаль, что никто этого не увидел.