November 6th, 2010

Летучий Нидерландец

Так закалялись диссиденты

О том, что большинство не всегда бывает право, я узнала достаточно рано – лет эдак в девять-десять.

Незадолго до этого моя семья перебралась из Магнитогорска в унылый равнинный К. И вот однажды на каком-то классном мероприятии я имела неосторожность рассказать о самом ярком воспоминании своего дошкольного детства: как мы с мамой жили в доме отдыха на озере Банном и вместе с другими отдыхающими совершили «восхождение» на гору Башмак. Было начало мая, внизу давно зеленела трава, вовсю цвели жёлтые адонисы, про которые я уже знала, что их нельзя рвать, потому что они занесены в Красную книгу. А на вершине горы мы вдруг обнаружили в углублении под скалой снег – потемневший, слипшийся в оплавленные ледяные гранулы, но всё-таки самый настоящий снег – и мы все вместе, дети и взрослые, играли этим снегом в снежки.

Меня подняли на смех. Всем классом. Это же очевидно, сказали мне, что горы ближе к солнцу, поэтому там всегда теплее, а значит, и снег тает раньше. В общем, мою замечательную историю не просто никто не оценил - в придачу ко всему я ещё и оказалась врушей и выдумщицей со своим майским снегом на вершине. Не помню, присутствовала ли при этом классная руководительница, и если да – почему она не поддержала меня с высоты научного знания, ведь это было так просто. Во всяком случае, к шокирующему открытию, что большинство очень даже запросто может ошибаться, неявно, вторым планом примешивалась в тот день ещё одна горькая истина: оказывается, и старшие тоже бывают правы не всегда…

Окончательно и то, и другое убеждение сформировались несколькими годами позже, в восьмом классе, когда я опять же безуспешно попыталась доказать своим одноклассникам во главе с учительницей русского языка и литературы, что следует говорить «скрЕпя сердце», а не «скрИпя сердцем», потому что ну не может сердце скрипеть... Мне не поверили. Ни один человек, даже учительница русского языка. Круг замкнулся. С этого момента моя жизненная позиция была предопределена))